Сытника будет непросто убрать, решающее слово будет за одной стороной – политический эксперт | NEWS 24

Сытника будет непросто убрать, решающее слово будет за одной стороной – политический эксперт

Äèðåêòîð Íàöèîíàëüíîãî àíòèêîððóïöèîííîãî áþðî Óêðàèíû Àðòåì Ñûòíèê âî âðåìÿ çàñåäàíèÿ Êîìèòåòà Âåðõîâíîé Ðàäû Óêðàèíû ïî âîïðîñàì ïðåäîòâðàùåíèÿ è ïðîòèâîäåéñòâèÿ êîððóïöèè, â Êèåâå, 3 îêòÿáðÿ 2018 ã. Íà ïîâåñòêå äíÿ áûëî îáñóæäåíèå îò÷åòà î äåÿòåëüíîñòè Íàöèîíàëüíîãî àíòèêîððóïöèîííîãî áþðî Óêðàèíû (ÍÀÁÓ) çà ïîñëåäíèå øåñòü ìåñÿöåâ (I ïîëóãîäèå 2018). Ôîòî Ãîíòàð Âëàäèìèð / ÓÍÈÀÍ

Эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) ИГОРЬ ПЕТРЕНКО в интервью «Апострофу» оценил работу Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и других органов по борьбе с коррупцией.

— На этой неделе Артем Сытник отчитался о работе НАБУ за первое полугодие. Как считаете, получило ли общество ответы на свои вопросы в этом докладе?

— Целостного отчета мы не услышали. В основном это была реакция Сытника на те события, которые происходили. К примеру, реклама в метро. Также была реакция на вопросы парламентариев касательно конкретных дел. Целостного отчета не было, хотя в письменном варианте он существует. Я считаю, остается очень много вопросов к НАБУ, начиная из того, какое количество дел получили решения в судах, их фактически нет. Также не было ответов касательно противостояния с САП и [его главой Назаром] Холодницким, той перманентной войны между ними, которая не способствует нормальной работе антикоррупционных органов и дискредитирует их. Несмотря на то, что они убеждают, что никакого конфликта нет и это никак не влияет на работу таких важных для страны органов, это неправда.

— Да, как раз и заявлял Сытник об отсутствии конфликта.

— Он может говорит что угодно, но мы-то видим обратное. Уже перешло к прямым стычкам с применением силы. Очевидно, что личностное противостояние есть, очевидно, что есть и политические амбиции. Есть и объективные факторы, которые не зависят от Сытника и Холодницкого. С самого начала работы антикоррупционных органов началась перманентная их дискредитация со стороны власть имущих, которые видели угрозу в их работе, поэтому пытались сталкивать их лбами. Тот же Юрий Луценко приложил сюда руку. Но они же не малые дети и должны были понимать, в каких условиях им придется работать и какие есть угрозы. Но они пошли на поводу, и это привело к тому, что сегодня к эффективности их работы огромное количество вопросов, как и к тому, отвечают ли они той идеи, которая была заложена: смогут ли они искоренить коррупцию.

Я думаю, когда аудиторы будут давать свое заключение (хотя мы понимаем, что с аудиторами не все так просто и гладко, не получилось привлечь независимых западных экспертов, не всех по крайней мере), мы придем к тому, что должен будет покинуть свой пост либо один из них, либо двое.

— Вот есть мнение, что смена глав НАБУ и САП и станет точкой в этом конфликте.

— Отчасти да. Мы понимаем, что если ситуация и дальше будет углубляться, то это одно из возможных решений. Если мы посмотрим на историю существования подобных органов в других странах, даже соседних с нами, то, если я не ошибаюсь, в Польше первый глава подобной структуры сидит в тюрьме за коррупцию, следующее руководство уже смогло показать результаты. В ряде других стран тоже имеем такую ситуацию.

Да, часто бывает, что первый блин комом. Хотя простая замена руководства вряд ли сможет решить проблему, потому что на институциональном, законодательном уровне есть пересечение функций и полномочий. Отсутствие Госбюро расследований, которое имеет право расследовать преступления, потенциально совершенные САП и НАБУ, также влияет на общую картину работы. Нужно забирать право расследовать у Генеральной прокуратуры – только процессуальное руководство. У СБУ тоже нужно забирать право расследования антикоррупционных, экономических дел, чего еще не сделано. Мы должны пересмотреть всю систему антикоррупционных органов, в частности работу НАПК. Они так и не стали центральным органом исполнительной власти, который должен создавать политику в антикоррупционной сфере. Они сосредоточились на проверке электронных деклараций, но даже это не могут делать хорошо. Поэтому здесь нужен какой-то комплексный подход к реформированию не так давно созданной системы антикоррупционных органов.

— Вы верите, что в ближайшее время мы наконец-то увидим аудит НАБУ?

— Мы видим, что аудиторы НАБУ уже назначены и проводят определенную работу. Когда он будет, сложно сказать, возможно, и после выборов, а может, и перед. Все зависит от поведения САП и НАБУ и того, как их интересы будут пересекаться с интересами власть имущих.

— Есть ли у Артема Сытника политические амбиции? И возможно ли их будет реализовать, учитывая поддержку западных партнеров? Вспомним даже трехлетие НАБУ, на которое приехала посол США в Украине.

— При такой поддержке убрать Сытника будет действительно достаточно сложно. Мы видим, что для них САП – менее приемлемая структура, и можно слышать много критических замечаний к Холодницкому. Поэтому Сытника убрать будет непросто, и их слово может быть решающим.

Сытник – действительно единственный глава [антикоррупционных ведомств], который был назначен на конкурсе, где фактически не было политических интересов у других игроков. Им это не очень сильно нравится, но в то же время мы видим ночные встречи в резиденции президента, куда Сытник приезжал. Я думаю, если дискредитация этих органов будет продолжаться, западные партнеры могут согласиться на то, чтобы заменить двух глав.

Я уверен, что у Сытника есть политические амбиции, он прекрасно понимает, что его должность дает ему прекрасные возможности, потому что коррупция – это топ-тема в Украине. И если бы он смог довести все те дела до конца, это были бы очень хорошие козыри в руках. Хотя, и дискредитировав себя, можно побороться, у него есть аргументы, что суды у нас не реформированы, нет антикоррупционного суда, мол, мы все хорошо делали, но нам не дали сделать. То же дело [нардепа Борислава] Розенблата нам показывает, что это был непрофессиональный подход, было большое количество процессуальных нарушений, которые привели к тому, что его переквалифицировали из обвиняемого в потерпевшего. Это яркий показатель того, как работает НАБУ.



Загрузка...

Загрузка...

Иван

Адміністратор сайту

Вам понравиться

Добавить комментарий

Мы в соц. сетях