Российские санкции. Пинчуку и Ахметову намекнули, Порошенко дали вольную | NEWS 24

Российские санкции. Пинчуку и Ахметову намекнули, Порошенко дали вольную

0_main

По какому принципу в РФ отобрали фигурантов санкционного списка и чем это грозит украинскому бизнесу.

Санкционный список Путина удивил украинское бизнес-сообщество. Напомним: сегодня обнародовано постановление российского правительства №1300 с полным списком физических и юридических лиц, в отношении которых РФ ввела «ответные санкции». В него попало больше трех сотен украинских политиков, бизнесменов и лидеров мнений, а также 68 компаний.

Ограничения для бизнеса, в частности, предусматривают блокировку безналичных денежных средств, бездокументарных ценных бумаг и имущества на территории России и запрет на перечисление средств (вывод капитала) за пределы РФ. Фактически это полный запрет на экспорт в соседнее государство.

Но, даже бегло просмотрев документ, эксперты заявили «Стране» — список «какой-то странный».

Как оказалось, большинство попавших в запретный перечень предприятий по факту или вообще не отгружают продукцию в РФ, или поставляют ее в крайне ограниченных количествах. Поэтому окончательное закрытие российского рынка ни для них, ни для украинской экономики, собственно, не имеет никакого значения.

И наоборот: те компании, которые хорошо зарабатывают на российском экспорте, в «черный список» почему-то не вошли. А значит — и дальше спокойно смогут продавать свой товар в соседнее государство.

Впрочем, как оказалось, логика в действиях российских чиновников все же есть. «Страна» разбиралась по какому принципу отбирали украинские компании в «список Путина» и чем им это грозит. Ведь российские санкции могут «догнать» наш бизнес и на других рынках, в частности, в Европе и США.

Продаж нет — санкции есть

В санкционный список попали предприятия из самых различных отраслей, начиная от фармацевтики, пищепрома и автомобилестроения и заканчивая рудой, удобрениями и даже нефтепродуктами, которые Украина в РФ никогда не поставляла.  К примеру, там фигурирует концерн «Галнафтогаз» (сеть АЗС «ОККО»), активно закупающий через посредников российский бензин.

Примет «Галнафтогаза» показателен. В списке довольно много компаний, которых, казалось бы, там вообще не должно быть. Ведь они либо вообще ничего не экспортируют в Россию, либо зарабатывают на соседнем рынке сущие копейки.

Скажем, в санкционном перечне немало аграрных холдингов — «Нибулон» Алексея Вадатурского, «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка, Kernel Андрея Веревского и другие. Есть также ряд перерабатывающих предприятий поменьше, скажем, днепропетровская мясная фабрика «Фаворит плюс» или константиновский «Украинский бекон», а также государственные «Укрспирт» и ГПЗКУ.

При этом продукты питания Украина не поставляет напрямую в Россию уже несколько лет. Если какие-то партии и заходят на соседний рынок, то разве что через Беларусь или Крым.

Как говорит глава Украинского сообщества экономических свобод Марьян Заблоцкий, аграрная часть списка Путина точно не имеет никакого экономического смысла.

«В Россию или через Россию они ничего не продают. Причем, интересно, что из списка топ-100 крупнейших украинских агрохолдингов  под санкции не попал номер один — холдинг UkrLandFarming Олега Бахматюка», — говорит эксперт.

Впрочем, само отсутствие аграрного экспорта еще не говорит о полной неуязвимости наших компаний перед российскими санкциями. Некоторые имеют активы в РФ. Так тот же Kernel, к примеру, владеет терминалом в Тамани Краснодарского края, рассчитанном на перевалку 6,2 млн.т зерна в год. Хотя, в прошлом году он объявил, что собирается его продать. Но теперь, после введения санкций, которые предусматривают арест активов, вряд ли продаст.

В списке есть и известный бизнесмен (которого часто называют «российско-украинским бизнесменом») Павел Фукс. Ранее он был одним из крупнейших московских застройщиков. Ему до сих пор принадлежит недостроенный комплекс Sky House в столице РФ. Теперь он его даже не сможет продать.

Впрочем, перспективы развития бизнеса Фукса в России и ранее были под большим вопросам. Он покинул соседнюю страну и перебрался в Украину несколько лет назад из-за жесткого конфликта с авторитетным сенатором Шишкиным.

Под санкции попал и «АвтоКраз» Константина Жеваго и Харьковский тракторный завод Александра Ярославского.

«С 2014 года ни грузовики, ни трактора Украина в РФ не поставляет. Причины — чисто экономические. Там, в частности, был введен высокий утилизационный сбор с грузовиков, который сделал украинскую продукцию неконкурентной», — пояснил «Стране» глава Autoconsulting Олег Омельницкий.

Правда, «АвтоКраз» все же полностью не разорвал связи с РФ — он до сих пор возит туда запчасти к проданным ранее авто. Но, оборвав эти поставки, россияне создадут больше проблем своим владельцам грузовиков, чем украинскому предприятию.

Под запрет в России попадает и продукция украинского химпрома, в частности, удобрения.

В «черном списке» есть, к примеру, «Азот» и «Ривнеазот» Дмитрий Фирташа. При этом наши удобрения вылетели из российского рынка уже давно. И опять таки — по чисто экономически причинам. Ведь львиная доля в себестоимости удобрений — это газ. И как только он стал «золотым» для наших химиков, их продукция стала непроходной в России. А внутренний рынок предприятия закрыли от российских конкурентов высокими ввозными пошлинами.

Под санкциями также оказалось немало ГОКов, которые по факту тоже не являются крупными поставщиками в РФ. Скажем, «Валки-Ильменит» Дмитрия Фирташа в Россию практически ничего не отгружает, зато продает ильменитовый концентрат в ЕС.

В тоже время, в списке есть государственная Объединенная горно-химическая компания и принадлежащий ей Вольногорский ГОК. Он является крупным поставщиком сырья для российского производителя титана «ВСМПО-Ависма».

Кроме того, в списке присутствует корпорация «Фармак» Фили Жебровской (сестры бывшего губернатора Донецкой области Павла Жебровского). По странному стечению обстоятельств в конце октября на официальном сайте компании появилось сообщение, в котором опровергалась информация о поставках препаратов на неподконтрольные территории Донбасса.

Говорилось также об активной поддержке «Фармаком» украинской армии (на более чем 6 млн. грн. с 2014 года). Впрочем, изучив базу импортеров в РФ, «Страна» обнаружила, что «Фармак» активно возит лекарства в Россию, в частности, в сейчас поставляет туда такие препараты как «Йодит» и «Барбовал». Судя по базе, сейчас это крупнейший поставщик украинских медикаментов в Россию.

В списке также числится харьковское предприятие «Стома», которое, согласно базе импортеров, поставляет в РФ «искусственный зубы и смеси для пломбировки».

«Проходной» металл

Но лидируют в нашем экспорте в Россию вовсе не таблетки или зубные протезы. Согласно отчету Росстата, львиная доля в экспортных поставках — это металлопродукция (почти на 2 млрд. долларов). Далее идут оборудование (чуть больше 1 млрд. долларов) и химия (0,7 млрд). И вот тут начинаются странности.

Среди крупнейших украинских экспортеров в РФ фигурируют, в первую очередь, компании Рината Ахметова — «Азовсталь», «Запорожсталь»,  ММК Ильича.

Первая, согласно российскому классификатору, поставляет в Россию стальной прокат, рельсы и швелер (профиль из черного проката), вторая — каменноугольный пек (используется для производства электродов).

Последний идет прямиком на завод Олега Дерипаски «Русал». Но ни одной из этих компаний в санкционном списке нет. Как нет, впрочем, и самого Рината Леонидовича в списке физлиц, к которым применяются российские санкции. Из империи Ахметова в перечне фигурирует разве что «Запорожкокс», который работает в связке с «Запорожсталью».

«Его уж точно поставили в список для «галочки», — пояснил «Стране» один из экспертов.

Крупный поставщиком в РФ является также харьковский завод «Электротяжмаш» (экспортирует электродвигатели), о котором в санкционном списке тоже нет ни слова.

Колеса для ж/д транспорта и трубы в Россию продает украинский «Интерпайп», тоже не попавший под ограничения. Повезло в краматорскому заводу «Энергомашспецсталь», отгружающему в Россию оборудование.

«Проскочил» также бердянский «Агринол» нардепа Александра Пономарева, которого не так давно в Раде пытались лишить неприкосновенности за, якобы, поставки ВСУ некачественного масла. В санкционном списке его нет, а вот в списке экспортеров в Россию — есть. Причем, судя по всему, у россиян к маслам «Агринола» особых претензий нет.

Язык жестов

Экономист Алексей Кущ говорит, что российские санкции нужно «читать» между строк. «Тут не работает прямая оценка, кк скажем, в случае с санкциями американскими, когда эксперты первым делом подсчитывают сколько денег потеряют компании, попавшие в «черный список». С Россией — ситуация другая. Это целая система намеков и полунамеков владельцам бизнесов», — пояснил Кущ.

К примеру, «Интерпайпа» в списке нет, зато его владелец Виктор Пинчук есть. Рината Ахметова и его предприятий-экспортеров в Россию нет, а вот его топ-менеджеры, причем ключевые, есть. Это директор управляющей компании СКМ Олег Попов и директор компании «Метинвест» (в нее как раз и входят упомянутые выше «Азовсталь» и ММК Ильича) Юрий Рыженков. Компанией «Метинвест» Ахметов владеет вместе с нардепом от «Оппозиционного блока» Вадимом Новинским. При этом директор компании Новинского Смарт-холдинг Алексей Пертин (также ключевой топ-менеджер) попал под санкции.

Тут следует отметить, что ни Рыженков, ни Попов, ни Пертин не являются сильно публичными лицами и никогда не делали каких-либо политических заявлений (тем более по поводу России). Поэтому их присутствие можно расценивать разве что как некий намек «старшим товарищам».

Алексей Кущ считает, что сам список — это «пробный шар». Попытка российской власти надавить на основные украинские ФПГ. Даже те, чьи активы не попали в перечень, должны «задуматься и сделать выводы».

«Если Россия не увидит, что они «исправляются» (по риторике принадлежащих олигархам СМИ, политическим действиям и прочем), будут включаться уже другие рычаги. Ведь сами санкции — это вершина айсберга. У нас до сих пор очень крепкие связи с российским капиталом, даже если они неофициальные и сложно прослеживаются. А в российских банках — значительные кредитные портфели украинских компаний. Плюс — разного рода компромат, который Кремль до последнего держит в рукаве», —  говорит Алексей Кущ.

«Страна» уже писала, что возможным мотивом действий Москвы является побуждение крупнейших украинских олигархов делать политический выбор, а не занимать позицию «и нашим, и вашим», как сейчас.

При этом сам по себе подбор фигурантов списка довольно интересный.

«Список прикольный. В нем отсутствует семья президента – папа Петра Порошенко, он сам, его ближайший соратник Игорь Кононенко, на которых оформлена большая часть собственности семьи. Есть только сын президента, на котором ничего не числится, кроме его питерской тещи. И есть Свинарчук (Гладковский), который давно разделил бизнес с Порошенко (автомобильную корпорацию «Богдан» — Прим.Ред.). В списке нет и финансистов президента, ни Валерии Гонтаревой, ни Макара Пасенюка. Если помните, именно их обвиняли в том, что россияне являются скрытыми акционерам ICU. Нет всего «кондитерского» пищевого блока. Нет «Конти», который вполне официально владеет активом в России. Нет «Рошена». Зато много активов Дмитрия Фирташа», — прокомментировал «Стране» ситуацию один из инвестиционных банкиров, знакомых с ситуацией на российском рынке.

Если делить бизнес по принципу лояльности к России, то картинка тоже не складывается. Скажем, с Юрием Косюком все понятно: он входит в ближайшее окружение президента. Следовательно, и присутствие в черном списке его компании «Мироновский хлебопродукт» выглядит вполне логично. Но в то же время под санкции не попал «Запорожабразив» Николая Мартыненко. При том, что предприятие экспортирует в Россию много, а сам Мартыненко считается спонсором Арсения Яценюка.

«Судя по всему, основной целью данного списка была не месть политикам, которые открыто декларируют свою антироссийскую политику, а намек тем олигархам, которые влияют на политические расклады на юго-востоке. Намек на то, чтоб накануне выборов они заняли вполне определенную позицию», — рассуждает в беседе со «Страной» представитель одной из украинских ФПГ.

Будут потери на других рынках

Впрочем, санкции РФ все же страшны для нашего бизнеса не только намеками. Дело в том, что санкционный ярлык автоматически снижает статус бизнеса на развитых рынках, в первую очередь, Европы и США.

«Компании из списка будут более пристально мониторится европейским финмоном, такие прецеденты уже были», — отмечает Алексей Кущ. Не исключены также сложности в получении банковских кредитов. А для многих компаний, активно осваивающих европейские рынки, скажем, для тех же аграриев, это может оказаться весьма болезненным.

Плюс, как рассказал Стране» один из банкиров, «ряд компаний на западе, работающих с Россией, по факту эти санкции примут к сведению. И хеджируя риски не будут работать с нашими предприятиями, чтоб не терять более богатых клиентов».

Да и российские банки наверняка ухудшат условия обслуживания украинского бизнеса по ранее взятым кредитам (до войны крупные украинские ФПГ брали кредиты у них на сотни миллионов долларов).

По этой же причине — чтобы не ссориться с россиянами — с нашими компаниями могут отказаться работать бизнес-партнеры в странах СНГ (в частности, Беларуси и  Казахстане). Для тамошних покупателей нашего сырья или комплектующих это будет вынужденный шаг, ведь наличие санкционных составляющих в их товаре не позволит поставлять его в Россию.

«Дело в том, что Россия — член организации по борьбе с отмыванием денег FATF, а также далеко продвинулась в присоединении к BEPS (борьба с уклонением от налогообложения). Поэтому ее санкции имеют определенный вес в мировом бизнес-сообществе. Никто не будет разбираться почему их применяют — из мести или как урок на будущее», — резюмировал Кущ.

Также про ситуацию с введением санкций можно также посмотреть в выпуске блога Олеси Медведевой на YouTube-канале «Страны»:




Загрузка...

Загрузка...

Иван

Адміністратор сайту

Вам понравиться

Добавить комментарий

Мы в соц. сетях