Новогодние мистерии Лукашенко и Путина | NEWS 24

Новогодние мистерии Лукашенко и Путина

лукашенко-путин

Те, кто следят за политикой, новогоднего эфира Батьки ожидали с повышенным любопытством. Тем паче, что нанакуне прошел слушок, будто вместо традиционного поздравления будет формат «обращения к народу», передает УКРОП. И на фоне того, что за последнюю десятидневку декабря случилось две встречи его с Путиным, которые прошли в под шатром абсолютной тайны, это казалось правдоподобным. Во всяком случае, публика надеялась получить в новогоднем напутствовании хоть какие-то разъяснения.

Однако, ничего не то, чтобы сенсационного, но даже примечательного ни в устах Лукашенко, ни в словах ВВП на сей счет не прозвучало. Речь Батьки была выдержана в патриархально-лирической тональности – о семейном очаге, о молодежи, о тружениках полей, о стражах Родины, охраняющих мир, о народных родниках и о единстве ради того, чтоб страна утопала в зелени цветах. Ни словом Большой брат упомянут в ней не был. И надо было иметь сильно наэлетризированную установку, чтобы обнаружить намек, повышенную тревогу о будущем. Этакий добрый, немного притомившийся папа у скромной елки.

Ни словом с обеих сторон не обмолвились ни Москва, ни Минск и относительно того, на каких условиях будут осуществляться поставки углеводородом в течении первой недели нового года. Никакой более-менее достоверной конкретики не удалось найти и в виде сливов информации.

Только ведь и ее отсутствие – доказательство того, что  Лукашенко вернулся, не солоно хлебавши. Иначе разве бы он не порадовал народ очередной победой своей дипломатии?!

Дружба дружбой, а табачок…

На этом фоне новогодней конфеткой стали разве что результаты блиц-опроса, который провело «Эхо Москвы». На провокационный  вопрос, кого бы выхотели видеть во главе Союзного государства – Лукашенко или Путина, 67% одобрили Батьку. И только 6% — его визави.

При всей своей нерепрезентативности, эти цифры стали на несколько дней шариками для жонглирования в СМИ. Политологи устремились выискивать похожие данные в других исследованиях. Например, вспомнили о свежем опросе ВЦИОМ, который выяснил, что в Беларуси, наоборот, большей популярностью пользуется Путин (68%). Впрочем, обращается внимание, что сравнение здесь не совсем корректно, так как была иная редакция вопроса: кому выбольше доверяете?

В любом случае, появилась тема порассуждать о том, в каких настроениях «братские народы» относительно друг друга. Причем, как справедливо отметил один из комментаторов, в двух разных плоскостях – как к соседям? И в испостаси единого государства. В этой методологии вспомнили опрос, который весной 2017 провели польские социологи во главе с Андреем Вардомацким. А они обнаружили такое «противоречие»: 66% белоруских граждан позитивно оценивают русского царя. Но при этом лишь 4,6% хотели бы слиться с Россией в качестве субъекта федерации.

И это притом, что как показывали результаты собственных исследований Незаваисимого института социальных, экономических и политических исследований (НИСЭПИ), рейтинг Лукашенко падает, и в марте 2015, например, был лишь 35%. Не случайно в 2016 институт прикрыли.

Тут есть над чем поразмышлять. Во-первых, есть ли здесь противоречие? Термин этот не зря взял в скобки. Потому что, когда сравниваются два авторитарных лидера, свой всегда выглядит круче. Либо в позитивном цвете (как «крутой»), либо в негативном (который «закручивает»). Ну, просто потому, что там где-то – он виртуален. А здесь шкурно-реален.

При этом, как в России, так и Беларуси фантом народного «братства» пока является сакральным. И если не культивируется, то, как минимум, поддерживается. Если уколы в адрес Батьки бывают в СМИ частенько и достаточно острыми, то перевести самих белорусов в категорию а ля «бендеровцев» пока команды явно не поступало. И это чувствуют стахановцы путинского режима киселевско-соловьевского формата.

Однако, такое вполне уживается с установкой белорусов на Независимость и Государственность. Некоторые политологи даже предполагают, что именно эти ценности являются одним из столпов личного режима Батьки, который воспринимается их убежденным и последовательным гарантом. В том числе и за счет своего дара дипломатической изворотливости, обеспечивавшей на протяжении уже почти четверти века не только мирные отношения с Братом, но и всевозможные корысти для поддержания экономических штанов. Не этим ли объясняется парадокс, на который обращают внимания многие залетные гости: с кем ни поговоришь – девять из десяти скажут, что не любят Лукашенко. А на вопрос, за кого пойдешь голосовать, признаются – за него.

Белорусский вариант российской формулы: если не за Путина, то за кого?

На острие ножа

На этом фоне традиционный предновогодний конфликт по поводу цены на нефтегаз в очередной раз поднимает риторический вопрос — доколе? Доколе Батька будет «безнаказанно» клянчить у Кремля ценовых преференций? Доколе Кремль будет идти на уступки, ничего не получая взамен?

О таких преференциях шла речь в предыдущем предновогоднем тексте. На этот раз они лишь обрели куда более строгий и уже реально действующий формат в виде т.н. «налогового маневра». В этой статье приглядимся к ситуации с другого конца – чего Кремль требует (может потребовать) теперь.

Конечно, за неимением внятной информации о переговорах все эти размышлизмы спекулятивные. Но зная историю вопроса, можно с большой долей вероятности определить хотя бы коридор вопроса.

В этой связи обычно вспоминают заявление Д. Медведева, сделанное им в середине декабря прошлого года в Бресте, где он, говоря о теоретической возможности поблажек, сурово напомнил о Союзном договоре 1999 года, положения которого белорусская сторона де и не собирается выполнять.  Ну, а в нем прописана и общая таможня, и единая валюта, и совместные вооруженные силы…чего там только нет, вплоть до общего главы государства.

Только мне кажется, что реально речь пока может идти о вопросах второго эшелона – куда менее пафосных и прагматичных. А именно. Во-первых, о пяти интеграционных индустриальных проектах, о которых стороны договорились еще в 2013-м году. В частности, с участием белорусского МАЗа и российского КамАЗа, Роскосмоса и белорусского «Пеленга», «Гродноазота» и российского «Еврохима». Поскольку ни малейшего движения здесь не наблюдается, можно сказать, что они накрылись медным тазом.

Еще более актуальным является интерес России к покупке Мозырьского НПЗ. Об этом было объявлено в 2014, но Минск выдвинул встречное условие, которое сразу сбило аппетит – чтоб инвестор построил взамен аналогичный. Ну, а поскольку в притязаниях Беларуси речь идет о компенсации в работе этого и Новополоцкого НПЗ, логично предположить, что именно о взятии их под контроль российского капитала возобновятся торги на этот раз.

Цена вопроса столь велика, что означала бы вполне реальный шаг в инкорпорации Беларуси в РФ. Ведь два НПЗ  обеспечивают ей  более 20% валютной экспортной выручки! В то же время, контроль над ними дает России выход на восточноевропейские рынки – в страны Балтии и прежде всего в Украину, которая закупает до 80% производимого здесь автобензина и до 40% дизтоплива. Кстати, белорусские нефтепродукты по своему качеству котируются на международном рынке, поэтому она отказывается продавать его в Россиию, предпочитая более «солидные» рынки.

Как пишет издание «Белорусские новости», в  пользу того, что основной осью переговоров может стать нынче именно этот вопрос, говорит и то, что, по подсчетам белорусских экспертов, с учетом модернизации, которая ведется, общая рыночная стоимость двух заводов  достигнет примерно 10 млрд. долларов. Во что, собственно, Белорусь и оценивает потери от «налогового маневра», прося о компенсации.

Насколько это «сердито» для белорусского суверенитета, надюсь, Лукашенко понимает. Он толковый политик, и способен все взвесить. Тем более, что есть и альтернативные ходы в противоположном направлении. К примеру, трехмиллиардный кредит уже обещан ему со стороны МВФ. И дело за немногим – изобразить хотя бы видимость реформ, отменить смертную казнь. Да и покупатели НПЗ наверняка найдутся на Западе. Весь вопрос – решится ли он на это?

Или по логике диктаторов сработает привычный механизм. Батька сильно пригрозит самоей возможностью столь решительного разрывы. Мол, я тебя, конечно, уважаю, Володя. Но ты же меня в угол загоняешь. Ну а Володя в очередной раз насупится и рассудит: сукин ты сын! Но все же наш сукин сын! И отступит?

Будем наблюдать!




Загрузка...

Загрузка...

Иван

Адміністратор сайту

Вам понравиться

Добавить комментарий

Мы в соц. сетях